Путешествие по Занзибару Константина Колотова. День второй

  • Информация
  • Путешествие по Занзибару Константина Колотова. День второй

Начался второй день моего пешего путешествия по острову. Так как у меня порвался надувной коврик, а новый мне купить в городе не удалось, спал я просто на земле. В первую ночь было еще очень непривычно, поэтому я много вертелся. Не способствовали крепкому сну и порядки в доме Суди. Всю ночь работала танцплощадка с настоящей светомузыкой, но вместо самой музыки звучали, видимо, какие-то отрывки из Корана. Им аккомпанировали своим лаем собаки, криком — обезьяны и писком — цесарки.

Тем не менее встал я отдохнувшим и выспавшимся. Встал, сделал зарядку и быстро позавтракал по-занзибарски: четыре апельсина, свежий хлеб, анчоусы и картошка. После завтрака я спросил у Суди, нужно ли мне заплатить за еду и кров, на что тот ответил: «Путешественники — это святые люди, посланные Аллахом. Если они пришли в твой дом, то их нужно оберегать и помогать им». Денег он не взял и пригласил меня вернуться в любой момент, когда я сам захочу.

Вернуться я планировал — мне нужно было еще много чего обсудить с Талалом о Судане и его границе. А еще Талал рассказал мне, что собирается на три дня на музыкальный фестиваль в Уганду. Ему нужно было обязательно выехать из Танзании из-за проблем с визой. Уганда не входила в список стран, которые я намерен посетить, но почему нет? В общем, я решил для себя, что, обойдя остров, вернусь в гости к Суди и вместе с Талалом поеду в Уганду. С этими мыслями я тронулся дальше.

День второй

По сравнению с первым днем, второй оказался значительно трудней. Первые пять километров я шел два часа — даже при отливе идти по берегу очень трудно. Вчера я натер тапками серьезную мозоль на правой ноге и не мог толком в них идти, поэтому большую часть пути я прошел босиком. Затрудняла продвижение и сильная жара.

Эту часть побережья Занзибара сети отелей обошли своим вниманием. Гостиницы иногда встречались в качестве исключения, но в основном попадались лишь рыбацкие деревушки. Через 15 километров и пяти часов ходьбы я уперся в утес, окруженный водой — дальше по берегу пройти было нельзя. Оказалось, я достиг оконечности небольшого полуострова. Теперь нужно было пройти по нему назад, а дальше выходить на дорогу и идти в сторону самых дорогих пляжей Занзибара.

Идти до самой северной точки острова оставалось еще 25 километров. До ближайшего пляжа — километров десять. До заката мне было не успеть. Вместо этого я решил вернуться к Суди. Через небольшие местные деревни по прямой до его дома были те же десять километров хода. Утром же я на автобусе или попутной машине вернусь в крайнюю точку, которой достиг сегодня. Таким образом, я смогу пообщаться с Талалом и переночевать в безопасности.

Так и сделал. Дом «Безумного шляпника» был ровно таким же безумным, как и в момент моего ухода. Но главное, я застал в нем Талала. Вечером за ужином мы разговорились. Талал рассказал мне, что уехал из Судана три месяца назад. В апреле 2019 года в стране начались первые мирные митинги. Жители выходили на улицы, пели песни, перекрывали движение, рисовали на стенах и требовали, чтобы представители действующей власти покинули свои посты. Талал был активным участником этих шествий. Так в Судане прошел апрель, май и начало июня.

А потом пролилась кровь. Талал показал мне видео с мест событий, снятые в том числе им самим. Людей расстреливали из автоматов, избивали палками, эскалация насилия и вспышки ненависти происходили по всей стране. «Я не могу туда вернуться. Сейчас это опасно», — сказал мне Талал. И настоятельно рекомендовал объехать его родину стороной, чтобы не подвергать свою жизнь опасности. Что ж, значит будем объезжать.