Путешествие по Занзибару Константина Колотова. День третий

  • Информация
  • Путешествие по Занзибару Константина Колотова. День третий

И снова зарядка, завтрак и быстрые сборы. В этот раз я сразу направился к большой дороге, чтобы найти транспорт. Первоначально я хотел воспользоваться местными автобусами, которые в большом количестве едут в сторону пляжей Нунгве. Но, оказалось, что они набиты битком, так что мне с моим 27-килограммовым рюкзаком в них было не залезть. Я подождал 20 минут, но более-менее свободных автобусов не было. Тогда я решил пойти по дороге пешком, а там пусть будет, как будет.

Прошел буквально метров 100, и рядом со мной остановился большой грузовик. Водитель кивком головы пригласил меня прыгнуть в кузов. Я и прыгнул. Кроме меня, в кузове ехали еще три человека. Ребята помогли мне поднять рюкзак, и дружной компанией мы помчались по бездорожью занзибарских деревень. Машина довезла меня ровно туда, куда мне было нужно. Водитель не взял денег ни с меня, ни с других ребят. Вот такая вот занзибарская взаимовыручка.

Еще час ходьбы по дороге — и я добрался до деревни, которая называется Макатони. Но, как и другие деревушки, европейцу она больше напомнила трущобы, в которых не то что жить, но даже находиться продолжительное время не хотелось. Но местные живут здесь всю жизнь и выглядят счастливей большинства людей, которых я встречал в больших городах России.

Когда я вошел в деревню, начался сильный ливень. Чтобы не промокнуть насквозь, я укрылся в каком-то недостроенном здании с крышей. За мной в здание вбежал местный парень с большим мешком какой-то крупы. Я угостил парня апельсином, и мы разговорились. Его звали Юсуф, ему было 27 лет, и в километре от этого места у него была своя небольшая лавка с продуктами.

Около часа мы пережидали дождь, а когда он закончился, Юсуф предложил мне пройтись до его магазина, чтобы он мог оставить свой мешок и проводить меня. Здесь не было пляжа, и я не смог идти вдоль него, однако мой новый друг подсказал альтернативный вариант. Сгрузив свой мешок, Юсуф повел меня вглубь деревни. По дороге Юсуф знакомил меня с местными жителями. Ему было приятно, что он гуляет в компании приятеля «музунгу» (иностранца) по родной деревне. Местные жители подходили к нам и расспрашивали Юсуфа о том, кто я, зачем он меня привел. Когда узнавали, что я обхожу вокруг острова пешком, то присвистывали и жали мне руки.

Мы вышли из деревни и пошли по берегу, который спустя 300 метров сменился зарослями, пересекли вброд реку и прошли через красивейшую манговую плантацию, пока наконец не вышли на дорогу. Юсуф рассказал, как пройти дальше, и спросил, где я планирую ночевать. «Ты можешь ночевать у меня дома, если захочешь. Мы живем не очень богато, но место под палатку найдем», — предложил он. Еще раз скажу, занзибарцы добрые, гостеприимные и щедрые люди, всегда готовые поделиться тем немногим, что у них есть, с человеком, которого видят в первый раз жизни. Мы обменялись с Юсуфом телефонами, по-братски обнялись — и я пошел дальше.

Я шел по дороге с радостью на душе и болью в теле. К дискомфорту от мозолей на ногах добавилась и новая боль в стертых рюкзаком боках. Каждые пять километров я делал привал. Помимо мозолей, силы забирало и палящее солнце. Пройдя 15 километров, я присел в местной лавке, где продавался типичный занзибарский стрит-фуд: картошка фри, салат и куриные шашлыки. Минут через десять ко мне подошел местный лет 30 и заговорил.

Занзибарцы вообще очень любят общение. У них нет социальных сетей, YouTube и других радостей современного общества, поэтому они остаются открытыми и любят живое общение. Дело шло к вечеру, и я спросил своего нового собеседника о вариантах ночлега. Он разумно ответил: «В отеле. Ты же музунгу!» Когда же я рассказал ему о том, что стеснен в средствах, то он сказал, что в таком случае можно поставить палатку в любом месте.

Закончив есть, я двинулся дальше и с помощью моего нового друга через небольшую тропинку с основной дороги ушел к пляжу. Он был сильно заросшим, идти по нему было сложно, но поставить палатку — легко. Перед сном я признался себе в том, что неадекватно оценил свое физическое состояние. Я планировал проходить каждый день по 40 километров, а за прошедший день с трудом преодолел 22. Что ж, могло быть и хуже.